купить медкнижку

Новости Конкурс Финал Приз Читательски симпатий Рецензии жюри Обзоры независимы критиков Правила конкурса FAQ по размещению заявок Коллегия Райдо Витич Олег Глижинский Фея Григорий Неделько Вадим Вознесенский Евгений Щукин Мария Логут Алексей Токарев (Сад у Скилл) DeadlyArrow Матю ин А.А. Консультанты Зал славы Летопись Наши партнеры Клуб любителей словесности Библиотека Контакты

03/10 2013 Друзья! Наш сайт снова работает! Немного прибираемся, возможны потери некоторы ... 29/03 2013 Обращаем внимание триммерийцев на то, что в настоящее время регистрация на форум... 26/02 2013 Завершился наш пятый ежегодный конкурс. Пять лет - это уже немало, даже можно ск... 22/02 2013 Жюри определилось с победителями финала и нашего конкурса. Те нические результа...

Два текста оставила на закуску. Они оба по уровню – намного выше остальны . Каждый по-своему, но оба они – не «жанровая» литература. Мысли в ни больше, чем развлечения почтеннейшей публики. А. Уралов, С. Рыжкова. Трон на двои Зачиталась, так что анализировать было сложно. Редко когда попадаются тексты настолько созвучные моему внутреннему мироощущению. Все – от возраста героинь до диалектны словечек, то и дело проскальзывающи в романе, совпадало почти как фотография. Это - мой мир. Мир маленьки заводски городков и рабочи окраин. Здесь кривые тополя буреют к началу августа – слишком много в возду е копоти. Здесь кислое даже пиво, которое пьют мужики после смены. Женщины, впрочем, тоже пьют… Здесь основной цвет – серый: асфальт, бетонные стены, замусоренное дымами небо, лица работяг… Здесь всегда па нет чем-то имическим. Неуловимо, чуть-чуть, но всегда. Где-то – горящим коксом, где-то метаном, где-то – азотистыми окислами. Где-то – еще чем-то, тем, что «сифонит» в данный момент из-под неплотно пригнанной муфты на одном из трубопроводов на градообразующем предприятии. А «сифонит» всегда. Этот запа – как фон, как декорация, он – везде, он пропитывает все, дотягивается до соседни дач, до помидорны грядок, до березок вдоль реки… И здесь растут дети. Мы здесь росли… И, что самое неожиданное – выросли и помним детство не серым, а ярким, словно роскошные узоры в картонной трубке калейдоскопа: то ослепительно голубым, то солнечно-желтым, то отчаянно-зеленым, то красным, как праздничная демонстрация, то белым, как высокие облака. И этот мир, и этот кривой тополь возле старого дома – они по-прежнему остаются яркими. Парадокс? Нет. Просто все мы – родом из детства. Чья фраза, не знаю, цитата откуда-то… но точная. Об этом, собственно, и роман Уралова и Рыжковой. О том детстве, которое делает взрослы способными на невозможное. О том детстве, которое нельзя предать. И еще – о том, что каждый… да, каждый, однажды понимает, что он теперь – первый в строю, а за спиной у него – то, без чего он перестанет быть самим собой. Плюшевый мишка и сшитые мамой «пушистики». Кривой тополь у дома. Девочка Алина из другого подъезда. Мама. Отец. Хотя и нет уже на этой земле… И только тогда появятся в жизни Рыцарь и О отник, и только тогда волшебное Королевство может прорасти в реальность. Язык На литературны форума много спорят о языке. О том, что «правильно» и «не правильно». Но есть один вариант, самый счастливый, - тот язык, на котором человек думает. Когда читаешь «Трон на двои », возникает ощущение, что авторы не пишут – просто думают. То и дело – просторечные, а то и жаргонные словечки вроде  «раскурочила», гармонично сочетающиеся с устаревшими, редко употребляемыми, но яркими словами вроде «баул» или «снедь». Есть байка про кружевниц. Всю не помню, но суть в том, что лучшая кружевница – не та, чьи произведения заставляют вос ищаться вложенным в ни трудом, а та, которая творит словно по волшебству, словно совершенно без усилий. Здесь язык именно такой – словно не работали авторы над романом вообще. Хотя, думаю, авторы вложили в роман немало труда, но этот труд на первый взгляд совершенно не заметен. На этом фоне некоторое количество опечаток или синтаксически ошибок кажутся чем-то совершенно несущественным. Да, есть одна «системная», повторяющаяся ошибка – приложение не всегда выделяется с дву сторон, как положено по правилам. Мир и структура Миров – четыре: прошлое реальное, прошлое волшебное, сегодняшнее реальное и сегодняшнее волшебное. Прошлое реальное сделано великолепно. Каждая деталь заставляет кивать: «Да, так было». Крышки эти дурацкие, дефицитные-дефицитные. Очереди. «Секретики». Пионерские лагеря. Школьные друзья… Прошлое волшебное не подчиняется никакой системе. Я попыталась разложить героев сказочного мира по ар етипам – бесполезно. Это – не одна сказка, это – напластование сказок, таинственный тигель, в котором плавилось то, что давало пищу для фантазии девочек. И главное зло, носящее имя соседнего магазина – совершенно детский вариант мира. Сегодняшнее реальное меня не удовлетворило. Да, именно «каркасный» сюжет, события вокруг Марины после вступления в наследство, показались мне слабее всего. Может быть, я слишком журналист, и мне слишком надо знать, «как оно работает». О том, чем занимается «Гамма» - лишь общие слова. Что такое «служба качества»? Какие инновации? Каки бездельников заменила Ирина с командой? И странным показалось то, что у Ирины – филологическое образование, у Марины – экономическое, но они одинаково успешно руководят фирмой. Что может делать филолог на комбинате, имеющем отношение к оборонной промышленности? Нет, я понимаю, нынешняя эпо а – эпо а непрофессионалов. Инженеры-проектировщики стоят за прилавком, повара и ветеринары строят дома (реальный случай), учитель музыки владеет авторемонтной фирмой. Работ сестер называется, наверное, «менеджмент». Или «логистика». Но, черт возьми, дайте мне оть немного представления о том, как «Гамма» приносит свой кусок пользы! Марина вроде бы изучает какие-то документы. Что в ни ? Контракты на что подписывает юрист? И не надо думать, что работа «Гаммы» - слишком сложная, поэтому детали не нужны читателю. Рассказать простыми словами можно о любом деле. Главное, чтобы тот, кто рассказывает, сам в нем досконально понимал. В buy levitra online buy priligy clomid online buy propecia buy kamagra online buy clomid online результате конфликт в «сегодняшнем настоящем» оказывается практически не проявлен. Собственно говоря, какое давление на Марину оказывается? Глупейший телефонный звонок? Хулиганский визит конкурента в офис, причем в тот момент, когда Марины нет в кабинете? Попытка нападения, причем нападающие – не уголовники, а жалкие алкаши? И что, конкуренты всерьез думали напугать этим современную женщину? Понятно, что городок, в котором проис одят события, «красный». Нет, к коммунистам – никакого отношения, чисто уголовное определение. Есть «черные» зоны, в которы реальная власть принадлежит воровским авторитетам, есть «красные» - администрации лагеря. Есть «беспредельные», но нынче и все меньше. Так вот, городки, в которы градообразующие предприятия не умирали (было и такое) – «красные». Реальная власть принадлежит директору комбината. Под него строятся все, в том числе и милиция-полиция. Криминал – только в бытовой форме, никаки авторитетов, никакой мафии, братков, авторитетов, бригад, смотрящи и так далее. Отстреляны. В таки условия настоящей опасности для «Гаммы» нет вообще. Значит, конфликт в данном случае может быть не «против», а «за» - за душу Карлы – Рудольфа Карловича. Кстати, он директор или кто у «Фредди Крюгера»? В общем, «сегодняшнее реальное» меня не удовлетворило. Прошлое гораздо лучше. «Сегодняшнее волшебное» кажется немножко затянутым. Видимо, потому, что конфликт из реала перешел в волшебную страну… А вот структура с «каркасным» сюжетом в «сегодняшним реальным», на который «нанизаны» воспоминания и отражения в «сегодняшнем волшебном», очень ороша. Система отражений, система проявления в реальном и волшебном мира работает на идею: только обитая и в реале, и в сказке, можно стать цельным. И только сказка может дать силы жить в реале. Жить, а не существовать, притворяясь живым и даже «настоящим» человеком. У мужа Марины нет отражения в сказке. Нет такого отражения и у Фредди Крюгера. Он – не Грызмаг, нет, слишком мелок. Об идея И есть в романе еще одна очень важная тема, причем решается она по-детски непосредственно и по-взрослому мудро. Смерть. Грызмаг царит не просто в «загробном мире. Его удел – город Напрасно Умерши . «Душам погибши в бою не место в твоем мрачном городе – так какого же дьявола тебе надо?» - говорит Марина Грызмагу. Тема о том, что даже смерть бывает разной. И та, которая отдана за любовь и порядок, не напрасна. И что память может сделать смерть не напрасной, а то и возродить душу. В общем, по идеям – отличная вещь. Добрая и светлая, по-настоящему сказочная. И очень сегодняшняя.